Печать
PDF
Восхищение

Автор: Лариса Руднева, психолог

 «Здоровье школьника» № 1, 2010

 

Восхищение похоже на свет, который озаряет хмурые будни. В нем много позитива.

Но, как и во всем, в воспитании, сохранении и взращивании этого чувства нужна мера.

 

 

Ребенок получает первые уроки восхищения от родителей, для которых он самый лучший на свете. На «Мастерской общения» один из подростков определил это чувство как «смесь удивления и чего-то прекрасного».
И как мы огорчаемся и замолкаем на полуслове, если, сделав что-то хорошее, слышим равнодушное «ну и что», а иногда даже и грубое «а
кто тебя об этом просил»… Нас оборвали в момент, когда наше настроение, наши чувства собирались воспарить. Восхищение похоже на свет, который озаряет хмурые будни. В нем много позитива. Но, как и во всем, в воспитании, сохранении и взращивании этого чувства нужна мера.

Чтобы захватило дух

Откуда оно берется? В психологическом словаре восхищение определяется как чувство радостного удовлетворения, состояние очарованности, восторг. Оно кратковременное и сильное. Его функция, скорее всего, – пробудить инициативу. Чувство восхищения созидательно для того, кто его испытывает. Оно необходимо, чтобы мы находили друг друга и то дело, которым хотелось бы заниматься.


Всем знакомо восхищение природой и искусством. А что происходит с нами, когда мы увлечены человеком, восхищаемся им? Мы можем приписать ему то, что сами выдумали. Мы фантазируем. Но человек – он не из наших фантазий, а из реальности. Когда мы, наконец, видим эту реальность, то, бывает, испытываем разочарование – и обиду за это разочарование «вешаем» на несостоявшегося кумира. Он-то ни в чем не виноват – причиной всему наше затянувшееся восхищение…


Для многих родителей таким объектом любования становится собственный ребенок. Но разумный родитель все-таки видит свое дитя реальным – и при этом ожидает и верит, что тот способен развиваться и достигать большего. Тогда и у ребенка не формируется сверхожиданий, ему не грозят сверхразочарования. Спектр его самооценки находится в обозримых пределах и не деформирует его развитие.

Бремя идеала

Что происходит, когда ребенок становится объектом неуемного восхищения? Вспоминается такой случай из практики. На прием пришла мама с 8-летним ребенком. Сын категорически отказывался идти в школу. Эта пара до сих пор у меня перед глазами, хотя прошло очень много лет. Высокая, худощавая, с измученным взглядом, неопределенно одетая женщина и малыш (почему-то хочется его именно так называть) с картины Рубенса: розовощекий, рыжий, пухленький, «кровь с молоком». Зайдя в кабинет, мама, опережая сыночка, метнулась к столу, выложила сверток с конфетами. И вполголоса пояснила: когда ребенок не захочет что-либо делать, надо будет подкармливать его конфетами. Это его любимые, добавила она. У нее было несколько устаревшее представление о работе психолога. Вот сейчас тот возьмет ребенка, протестирует его, затем что-то сделает, что-то скажет маме и… все будет хорошо.


Но обычно семейный психолог принимает всю семью в том составе, в котором она пришла. И уже с этого начинается работа. Оказывается, можно не жаловаться на какого-то члена семьи и не надеяться, что с ним что-то сделают, а обо всем говорить в присутствии друг друга. Я попросила маму остаться. А конфеты отодвинула, сказав при этом, что очень здорово, что он любит такие вкусные конфеты. И он их обязательно съест, когда закончится прием, а длится он всего час… С конфетами разобрались.


И вот что я узнала. Мальчик был единственный и долгожданный. Рано пошел, рано начал говорить, рано выучил буквы и даже научился читать. Попутно мимоходом и с осуждением упоминался папа, который почему-то без должного восхищения относится к успехам отпрыска. Периодически в мамин восторженный монолог вступал мальчик и рассказывал о себе довольно фантастические вещи. Видит поделки в кабинете и говорит, что он может так же и даже лучше. А там не детские рисунки – профессиональные картины и статуэтки… Тем временем рассказ мамы подходит к кульминации. Ребенок пошел в школу. Первый класс удалось пережить. Мальчик был достаточно, с опережением подготовлен. Но… судя по рассказу, он в классе не учился, а предъявлял себя. Попалась понимающая, по словам мамы, учительница. Но… одноклассники за год всему, так или иначе, тоже научились. К весне уже никто никого не опережал, и восхищаться было нечем. Во втором классе разразилась трагедия. Класс пошел дальше, а наш герой был обижен равнодушным к себе отношением. Да еще и учительница сменилась. И тогда мальчик отказался ходить в школу…


Понадобилась очень долгая и очень непростая работа. Мама была в отчаянии, поэтому с готовностью слушала и менялась. И постепенно отрывала восторженный взгляд от единственного объекта восхищения и переводила его на будничный, серый, но все же реальный мир. Мальчик медленно и неохотно отказывался от болезненного для себя способа восприятия окружающей действительности. Сравнения себя с другими сменились на малюсенькие собственные продвижения вперед относительно себя прежнего. Сначала научился более или менее видеть себя реального, затем и других стал немного различать. Это большая работа, может быть, ведется им и до сих пор. Молодец мама: она не стала воевать со всем миром за то, что не оценил и не восхищается ее ребенком, а пришла разбираться. В ответ получила развитие своего ребенка, а не болезнь.

 

 

 

 

   

Joomla